Дом спроектирован с учётом архитектурной стилистики посёлка и желанием максимально раскрыть помещения в сад. Строительство дома и оформление интерьеров заняло три года
Дом спроектирован с учётом архитектурной стилистики посёлка и желанием максимально раскрыть помещения в сад. Строительство дома и оформление интерьеров заняло три года


«Дом стоит в окружении полей для гольфа, здесь бесконечный горизонт — редкая удача для Подмосковья, — говорит Пётр Юшин. — Это ощущение простора я постарался перенести сначала в архитектуру дома, а затем и в оформление комнат».


Как на участке нет забора, так и в парадной части дома нет лишних стен. Площадь дома 1500 квадратных метров. Приватные помещения расположены на втором этаже.


Нижний уровень отдан под свободно перетекающие друг в друга парадную гостиную, столовую и кухню. При этом по просьбе владельцев на первом этаже сделана отдельная зона для барбекю со своей гостиной, камином и кухней, чтобы была возможность устраивать поздние вечеринки, не нарушая сон детей.


Гостиная. Рояль C. Bechstein. Кресло, дизайн Пьера Жаннере, куплено в Париже. Шторы, лён, de Le Cuona
Гостиная. Рояль C. Bechstein. Кресло, дизайн Пьера Жаннере, куплено в Париже. Шторы, лён, de Le Cuona


Рояль в гостиной — не просто предмет обстановки, как это часто бывает, а инструмент для занятий одного из сыновей хозяев.


Гостиная. Парадный масштаб пространству придаёт высота потолков 3,8 метра и гипсовая лепнина. Диваны выполнены на заказ в Бельгии. Журнальный стол и торшер, Christian Liaigre. Настольная лампа с основанием из китайской вазы династии Хань привезена из Бельгии. Каминный портал, антиквариат. Шторы, лён, de Le Cuona
Гостиная. Парадный масштаб пространству придаёт высота потолков 3,8 метра и гипсовая лепнина. Диваны выполнены на заказ в Бельгии. Журнальный стол и торшер, Christian Liaigre. Настольная лампа с основанием из китайской вазы династии Хань привезена из Бельгии. Каминный портал, антиквариат. Шторы, лён, de Le Cuona


Пожелания к будущему проекту заказчик озвучивал лаконично: центральная часть — светская, с лепниной и парадной отделкой; кухня — в рустикальном стиле; окна максимально высокие и широкие.


Игра чёрного и белого


В приватных комнатах, как, например, в этой гостиной в зоне для барбекю, атмосфера более камерная. Вместо формального паркета на полу — палубная доска.


Гостевой санузел. Стены — декоративная штукатурка. Консоль — работа Дениса Милованова. Раковина, Volevatch
Гостевой санузел. Стены — декоративная штукатурка. Консоль — работа Дениса Милованова. Раковина, Volevatch


«Мы тщательно продумывали гипсовый декор стен и потолков, добиваясь изящества линий, — продолжает Пётр. — Важно было соблюсти пропорции: сделать высокие потолки и гармоничное членение потолочных кессонов, поймать правильный радиус полуарочных окон на кухне в духе старых бельгийских домов».


Гипсовая лепнина выкрашена в цвет стен, массивные диваны облачены в белые чехлы и поэтому не бросаются в глаза. Дубовый паркет выложен традиционной французской ёлочкой, но благодаря нарочито крупным плашкам и сложной тонировке это смотрится очень современно.


Основная кухня. На стене между окнами — шкаф для вытяжки, сделанный из стекла и металла по эскизам архитектора. Пол — юрский камень
Основная кухня. На стене между окнами — шкаф для вытяжки, сделанный из стекла и металла по эскизам архитектора. Пол — юрский камень


Топка антикварного камина залита чёрной краской, что превращает его в ироничный «чёрный квадрат», на который, по словам Петра, можно смотреть бесконечно. Впрочем, архитектор не любит определений «чёрный» и «белый». Он всегда использует до пятидесяти оттенков серого, чёрного и белого цвета.


Спальня хозяев. Кровать сделана на заказ в Бельгии, тумбочки — по эскизам архитектора. Бумажный светильник, дизайн Исаму Ногучи. На стене — работы Антони Тапиеса, Брама ван Вельде, Сая Твомбли
Спальня хозяев. Кровать сделана на заказ в Бельгии, тумбочки — по эскизам архитектора. Бумажный светильник, дизайн Исаму Ногучи. На стене — работы Антони Тапиеса, Брама ван Вельде, Сая Твомбли


И почти все они здесь есть. «Важен не столько сам цвет, сколько благородная фактура материала и продуманная функция», — уточняет Пётр. Действительно, многие технические детали из его проекта хочется взять на заметку. Например, в гардеробных шкафах нет наклонных полок для обуви.


Ванная комната хозяев. Декор двери навеян интерьером петербургской гостиницы «Астория». Столик и торшер, Christian Liaigre. Смеситель, Volevatch. На полу — юрский камень и мрамор London Grey
Ванная комната хозяев. Декор двери навеян интерьером петербургской гостиницы «Астория». Столик и торшер, Christian Liaigre. Смеситель, Volevatch. На полу — юрский камень и мрамор London Grey


«Обувь удобнее хранить на открытых полках или в коробках, на которых — обязательно! — полароидная фотография того что внутри», — охотно делится опытом архитектор.


Гардеробная комната при спальне хозяев. Шкафы со стеклянными дверцами и подвесные светильники сделаны на заказ. Шторы, de Le Cuona
Гардеробная комната при спальне хозяев. Шкафы со стеклянными дверцами и подвесные светильники сделаны на заказ. Шторы, de Le Cuona


Стеклянная дверь на террасу в зоне барбекю открывается довольно туго, чтобы она не захлопнулась при сильном порыве ветра. «И конечно, нужно заранее предусмотреть место для будущих скульптур и полотен, — заключает Пётр. — Подбор искусства не терпит суеты. Вещи должны не просто украшать дом, а находить отклик в душе владельцев. К счастью, у них очень хороший вкус. За чистоту стиля я могу быть спокоен».